Блог franchella

Регистрация

Календарь

<< Сентябрь 2011  

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30

На странице

RSS - подписка

Свободен тот, для кого ничего не значат преимущества рождения и титул».Бетховен

Симптомы у любви и у чумы одинаковые

1|2

"Красное и черное"

"Любовь — это страсть. Она выводит из равновесия. Нарушает ритм. Отнимает покой. Меняет все. Переворачивает все вверх ногами. Выворачивает наизнанку, запад превращает в юг, а север — в восток, меняет местами добро и зло, велит открыть свое сердце, ничего не требуя взамен. В таком помрачении не избежать страданий и страха. Парадоксально, но без них любовь не имеет смысла. В кульминационный момент этого безумия ничто, кроме избранника или избранницы, не имеет значения. Даже собственная смерть…"

Бугай

— Тебе было уже восемь, а ты все продолжал писаться в штанишки. — Я пил слишком много пива.

Келли Линк.

Она сносила до дыр пару отличных чугунных башмаков, пока нашла Его…

Иерархия у крыс

Над крысами был проведен эксперимент. С целью изучения их способности к плаванию Дидье Дезор, ученый из лаборатории поведенческой биологии университета города Нанси, поместил шесть крыс в клетку, откуда был только один выход — в бассейн. Чтобы добраться до кормушки с пищей, нужно было переплыть бассейн. Очень скоро выяснилось, что вовсе не все крысы отправляются добывать пищу. Роли распределились следующим образом: два эксплуатируемых пловца, два эксплуататора, один независимый пловец и один козел отпущения.Два эксплуатируемых плыли за едой. Когда они возвращались в клетку, два эксплуататора били их и окунали головами в воду до тех пор, пока те не отпускали добычу. Только накормив своих повелителей, двое рабов получали собственную порцию. Эксплуататоры никогда не переплывали бассейн, чтобы насытиться, им было достаточно поколотить пловцов. Независимый пловец был достаточно силен и не подчинялся эксплуататорам. И наконец, козел отпущения не мог ни плавать, ни запугивать эксплуатируемых, он просто собирал рассыпавшиеся во время драк крошки. Такая же структура группы — два эксплуатируемых, два эксплуататора, независимый пловец и козел отпущения — повторилась во время эксперимента в двадцати клетках. Чтобы лучше понять механизм возникновения иерархии, Дидье Дезор поместил в одну клетку шесть эксплуататоров. Они дрались всю ночь. К утру роли распределились по привычной схеме: два эксплуататора, два эксплуатируемых, независимый пловец и козел отпущения. Эксперимент с шестью эксплуатируемыми, шестью независимыми и шестью козлами отпущения дал тот же результат. Еще один результат этих опытов ученые из Нанси узнали, вскрыв черепа испытуемых и проанализировав состояние их мозга. Самому разрушительному воздействию стресса подверглись не козлы отпущения, не эксплуатируемые, а эксплуататоры. Они боялись, что рабы перестанут им подчиняться.

Парадоксальная просьба

Когда маленькому Эриксону было семь лет, он увидел, как его отец пытается загнать в стойло теленка. Отец изо всех сил тянул за веревку, но теленок упирался и отказывался идти. Эриксон расхохотался и стал насмехаться над отцом. Отец сказал ему: «Сделай лучше, раз ты такой умный». Эриксон решил не тянуть за веревку, а обойти теленка сзади и дернуть его за хвост. Теленок немедленно рванулся вперед и зашел в стойло. Сорок лет спустя этот ребенок вырос и придумал «гипноз Эриксона», способ, при котором к пациенту обращаются с неожиданной просьбой. Суть приема такова. Предположим, ваш ребенок не убирает в своей комнате. Если вы попросите его навести порядок, он откажется. Но если вы усугубите беспорядок, принесете еще больше игрушек и одежды и разбросаете их, ребенок скажет: «Папа, так нельзя, надо все убрать». В человеческой истории метод «неожиданной просьбы» осознанно или бессознательно применялся постоянно на протяжении столетий. Понадобились две мировые войны и миллионы погибших для того, чтобы создать Лигу Наций, а потом ООН. Чтобы принять «Декларацию прав человека», пришлось пережить зверства тиранов. Понадобился Чернобыль, чтобы осознать опасность атомных электростанций, не обеспеченных необходимыми степенями защиты…

Переворачивая эту страницу, вы замечаете, что касаетесь указательным пальцем какой-то точки на бу...

Переворачивая эту страницу, вы замечаете, что касаетесь указательным пальцем какой-то точки на бумаге. Это вызывает незначительное нагревание этой самой точки. Незначительное, но совершенно реальное. В мире бесконечно малых величин нагревание вызывает движение электрона, покидающего свой атом и сталкивающегося с другой частицей. Но частица эта на самом деле «относительно» огромна. И удар электрона становится для нее настоящим потрясением. До этого момента она была инертной, пустой и холодной. Из-за вашего «прыжка» со страницы на страницу у нее наступает кризис. Своим жестом вы спровоцировали изменения, о последствиях которых вы даже никогда не узнаете. Взрыв в мире бесконечно малых величин. Фрагменты разлетающейся в разные стороны материи. Выделяемая энергия. Быть может, родились микромиры, быть может, в них живут люди, и они откроют металлургию, способ приготовления пищи на пару и межпланетные путешествия. И даже окажутся умнее нас. Их никогда бы не было, если бы вы не взяли в руки эту книгу, и если бы ваш палец не произвел нагревание именно этого участка страницы. Вместе с тем наша Вселенная, несомненно, сама находится в уголке страницы гигантской книги, в подметке ботинка или в пене пивной кружки какой-нибудь цивилизации великанов. Наше поколение уже никогда не узнает, среди каких бесконечно малых и каких бесконечно больших величин мы находимся. Но мы знаем то, что давным-давно наша Вселенная, во всяком случае, частица, составляющая нашу Вселенную, была пустой, холодной, черной и неподвижной. А затем кто-то (или что-то) вызвал кризис. Перевернули страницу, наступили на камешек, сдули пену с кружки пива. Было совершено какое-то воздействие. В нашем случае, как известно, это был Большой взрыв. Только представьте себе бескрайнее безмолвное пространство, вдруг разбуженное титанической вспышкой. Почему где-то наверху перевернули страницу? Зачем сдули пену с пива? Именно для того, чтобы все эволюционировало вплоть до этой самой секунды, в которую вы, некий читатель, читаете некую книгу там, где вы сейчас находитесь. И может быть, каждый раз, когда вы переворачиваете страницу этой книги, где-то в мире бесконечно малых величин возникает новая вселенная. Подумайте о своем беспредельном могуществе.

Эдмон Уэллс. "Энциклопедия относительного и абсолютного знания"

Страдание: Способны ли муравьи страдать? В принципе, нет. Они лишены предназначенной для этого нервной системы. Нет нервных окончаний, нет посланий боли. Вот потому-то обрубки муравьиных тел иногда продолжают "жить" очень долго, независимо от остального тела. Отсутствие боли — новый мир научной фантастики. Без боли нет страха, может быть, даже нет осознания "себя". Энтомологи долго работали над этой проблемой: муравьи не чувствуют боли, может быть, поэтому их общество так сплочено? Это объясняет все и не объясняет ничего. У этой гипотезы есть и другое преимущество: мы можем со спокойной совестью убивать муравьев. Я бы… очень боялся существа, которое не испытывает боли. Но эта гипотеза не верна. Обезглавленный муравей выделяет особый запах. Запах боли. Значит, что-то происходит. У муравья нет нервного импульса, но у него есть импульс химический. Он знает, что ему отсекли часть тела, и он страдает. Он страдает совсем не так, как мы, но он страдает.

one love

в моем сердце лишь один стул , для одной персоны, а все остальные могут быть лишь зрителями моей сумасшедшей, безумной, необузданной, страстной, доброй , заботливой любви. Я не признаю и никогда не говорю о любви которой уже была и прошла, призная лишь любовь которая была , есть и будет, осознаю что интернет- это не серезный подход к любви и любовь- это более интимная , сокровенная, святое явление, о которой можно говорить, иногда даже без слов и испытывать лишь к одному человеку , но никто не застрахован от любви с первого взгляда , в любом месте по воле Бога и тогда каждый из нас может испытать легкое касание любви , необычные ощущение ,которые придают немного позже нашей жизни аромат любви, ведь чего стоит любовь ,если мы не в силах за него отдать жизнь и кричать на весь мир о том , что наше сердце любит и любимо!

притча

Отец, я устала, у меня такая тяжелая жизнь, такие трудности и проблемы, я все время плыву против течения, у меня нет больше сил… что мне делать? Отец вместо ответа поставил на огонь 3 одинаковых кастрюли с водой, в одну бросил морковь, в другую положил яйцо, а в третью насыпал зерна кофе. Через некоторое время он вынул из воды морковь и яйцо и налил в чашку кофе из 3 кастрюли. - Что изменилось? - спросил он свою дочь. - Яйцо и морковь сварились, а зерна кофе растворились в воде — ответила она. Нет, дочь моя, это лишь поверхностный взгляд на вещи. Посмотри — твердая морковь,побывав в кипятке,стала мягкой и податливой. Хрупкое и жидкое яйцо стало твердым. Внешне они не изменились, они лишь изменили свою структуру под воздействием одинаковых неблагоприятных обстоятельств — кипятка. Так и люди — сильные внешне могут расклеиться и стать слабаками там, где хрупкие и нежные лишь затвердеют и окрепнут… - А кофе? - спросила дочь - О! Это самое интересное! Зерна кофе полностью растворились в новой враждебной среде и изменили ее — превратили кипяток в великолепный ароматный напиток. Есть особые люди, которые не изменяются в силу обстоятельств — они изменяют сами обстоятельства и превращают их в нечто новое и прекрасное, извлекая пользу и знания из ситуации…

Я люблю спать под сенью деревьев

Я люблю спать под сенью деревьев
Наедине со Вселенной.
Я забываю о необходимости защищаться,
Глядя на то, как луна сменяет солнце.

переживу я это, хоть тихо

переживу я это,хоть тихо…но переживу..будет трудно я знаю…эх…

на краю света…

иногда я чувствую себя на краю света.

кажется,что если я сделаю шаг ,хоть один,то упаду…

впереди ничего нет ,только провал…и никого,кто смог бы помочь мне, 

точнее кому бы я могла доверить…

одна…на краю света…

Про 11 сентября

Вечером дома, в Бичицах, он сидел, смотрел на экран телевизора, где постоянно повторялись кадры падения башен-близнецов Всемирного торгового центра, и мучительно пытался представить, что чувствовали эти люди, замурованные в двух гигантских железобетонных параллелепипедах, когда трескался пол, складывались стены, обрушивался потолок. Насколько сильно они боялись? Или, может, стыдились своего страха, до самого конца веря, что вон тот малосимпатичный коллега завтра будет их высмеивать и издеваться? Они молились или, напротив, проклинали Бога? О чем думали и кого или что проклинали те, кто не верил в Бога? Быть может, тоже Бога, рационального смысла которого они не могли найти в предшествовавшей жизни, но в которого поверили в последние секунды перед смертью, чтобы было кого проклинать? Что вспоминали они в эти последние секунды? Свою первую или последнюю любовь? Или же, убежденные, что смерть всегда связана с какими-то анонимными, незнакомыми людьми с телеэкранов, вообще не допускали мысли, что это их последние секунды, и вопреки всему исключали возможность, что эта катастрофа унесет их жизнь, забыв, что любая катастрофа никак не связана с понятием справедливости? А если поняли, что через мгновение умрут, то смирились с этим и придала ли грядущая смерть их фрагментарной и сумбурной жизни некую цельность? И если они вообще были в состоянии думать – он сам прекрасно знает, как панический страх в один миг выключает работу мозга, – что думали в эти несколько последних секунд о своей жизни? Видели ли в ней хоть какой-то смысл или в это последнее мгновение осознали ее полную бессмысленность? Чье имя произносили они тогда? Ребенка, матери, отца, жены, любовницы или продавщицы в булочной, где они каждое утро по пути на работу покупали булочки на завтрак? О чем сожалели? О своих изменах или о том, что ни разу не изменили? Кому хотели бы в этот последний миг признаться в любви? Чье лицо стояло у них перед глазами в миг смерти? А быть может, иррационально, перед абсурдом бессмысленного внезапного конца просто-напросто поверили, что смерть – всего лишь очередное событие в жизни, после которого все начнется сначала и каждый снова повторит свою судьбу?


Или же они умирали со злобой, испытывая гнев и ярость, но не потому, что умирают, но потому, что приходится умирать так банально? Выйти рано утром из дому, оставив на холодильнике прижатый магнитом желтый листок: «Дорогая, утром не успел пропылесосить квартиру, сделаю вечером. Я люблю тебя», – и умереть после полудня по причине чьего-то фанатизма, ни смысла, ни значения которого ты даже не представляешь, – это до того банально, что даже недостойно смерти. Особенно собственной смерти.

Собственная смерть, если вообще о ней думаешь, воспринимается с величайшим почтением. Как нечто уникальное и исключительное. Точно так же, как уникальным и исключительным для каждого является его жизнь. Человек убежден, что его смерть станет концом света. И не верит, что это будет конец только и исключительно его света. На следующий день снова выйдут газеты, снова опоздают поезда, снова будут пробки на улицах, а в пекарне на углу люди будут покупать свежие булочки. Как ни в чем не бывало…

Anna Gavalda.Я ее любил/Я его любила

Сколько времени помнишь запах человека, который тебя любил? А когда сама перестаешь любить?

Мне нужны песочные часы.
***
Я только что открыл для себя, что жить гораздо веселее, если ты счастлив. Мне понадобилось сорок два года, чтобы сделать это открытие…
***
Люди с нечистой совестью очень сильны по части поиска предлогов. Очень сильны.
***
…трусость — она как маленькая домашняя собачонка, которая вертится под ногами. Ее ласкают, дрессируют, к ней привязываются. Такова жизнь. Люди в ней делятся на храбрецов и тех, кто приспосабливается. Насколько проще жить, приспосабливаясь…
***
Я похожа на воздушного змея — если кто-нибудь не держит в руках катушку, я — пфффр — и улетаю… А ты… знаешь, это забавно, ты достаточно силен, чтобы меня удержать, но при этом тебе хватает ума отпускать меня на волю…
***
Хотелось курить. Вот идиотство, я бросила много лет назад! Бросила-то бросила, но жизнь есть жизнь… Вы проявляете чудеса стойкости, а потом однажды зимним утром плететесь по холоду четыре километра, чтобы купить пачку сигарет, или, например, любите мужчину, заводите с ним двоих детей и потом однажды зимним утром узнаете, что он от вас уходит, потому что полюбил другую. Говорит, что ему жаль, что он ошибся.
Как по телефону: «Извините, я ошибся номером».
Пожалуйста, пожалуйста…

Анна Гавальда *Просто вместе*

                                                                  ***

Он изобразил спираль. Домик улитки с маленькой черной точкой в самой глубине. Она не реагировала.
– Точка – это ты.
– Я… Я поняла…
Маленькая точка – это ты…
Да, парень, ты законченный мудак.
***
Сегодня тебе хочется одного — сдохнуть, а завтра просыпаешься и понимаешь, что нужно было всего лишь спуститься на несколько ступенек, нащупать на стене выключатель и увидеть жизнь в совсем ином свете…
***
Зачем человеку эмоции, если не с кем ими поделиться?
***
Для того, чтобы быть вместе. Просто быть вместе. А это ведь трудно, очень трудно, и не только шизофреникам и юродивым. Всем трудно раскрываться, верить, отдавать, считаться, терпеть, понимать. Так трудно, что порой перспектива сдохнуть от одиночества видится не самым плохим вариантом
***
- Думаешь, это похоже на грифели твоих карандашей? Полагаешь, будто они стираются, если ими пользоваться?
- Кто они?
- Чувства

.

Читаю только на ночь. Чтоб «переживать» только перед сном, а с восходом солнца возвращаться в реальную жизнь

.

Утром начала читать Милан Кундера «Невыносимая легкость бытия».
«В этом мире все наперед прощено и, стало быть, все цинично дозволено».

оказалось…

«Оказалось, самым первым ангелом-хранителем Адольфа Гитлера, канцлера Третьего рейха, который должен был стать тысячелетним, был еврейский рабочий из Браун-на-Инне, на границе Австрии с Германией, где в Пасхальное воскресенье 20 апреля 1889 года появился на свет Адольф, четвертый ребенок Клары Гитлер, урожденной Пельц.
Весной 1891 года двухлетний Адольф, не замеченный матерью, ушел со двора их дома на недалекий Инн, где упал в воду и стал тонуть. Шедший по берегу на рыбалку еврейский рабочий, ни минуты не раздумывая, прыгнул в ледяную реку и спас мальчика.
Вот так еврей из Браунау в тот день изменил история мира.»

одиночество в сети

«Человек одинок. И от этого одиночества ему хочется бежать, все равно куда, лишь бы его понимали, принимали таким, как он есть, сочувствовали, любили.»

Любить вопреки отвращению

Рецептор- это крупным белок на поверхности клеточной оболочки, только и всего. Обычная клетка имеет миллионы таких рецепторов, находящихся в жидкой части ее оболочки. Если пометить рецепторы радиоактивным изотопом и рассмотреть клетку под электронным микроскопом, то они покажутся нам похожими на белые кувшинки, величественно передвигающиеся по поверхности пруда. Отдельно взятый рецептор можно еще сравнить с замочной скважиной: чтобы другой белок, например вирус, мог попасть внутрь клетки и вызвать там какую-нибудь реакцию, он должен, подобно ключу, структурно этому рецептору соответствовать.

Вирус СПИДа проникает в клетки иммунной системы через рецептор Т4 на поверхности лимфоцитов. Но если Творец поместил T4 на клетках, то наверняка не для того, чтобы открыть дорогу чему-то, что способно убивать. Бог может быть очень занят миром, который создал, но Он не мстителен. Я разговаривал об этом с работающим рядом со мной коллегой мусульманином. Он тоже исключил мстительность своего Бога.

Если существуют рецепторы Т4, то в этом есть какой-то смысл. Должен быть какой-то другой важный белок, который тоже проникает через Т4. Если бы с его помощью удалось блокировать Т4 — дорога вирусу иммунодефицита человека (ВИЧ) была бы закрыта. Доктор Кенданс Перт в 1984 году открыла, что рецепторы Т4 находятся также на нервных клетках — нейронах головною мозга. Вскоре после ЭТОГО в США была опубликована чрезвычайно волнующая статья: неизлечимые больные СПИДом, которых навещали родные и друзья, жили примерно на 30 процентов дольше умирающих в одиночестве. Те, к кому прикасались, которым массировали покрытые гнойниками голени, плечи и лицо, жили, в свою очередь, на 45 процентов дольше тех, кого из-за отвращения никто из близких не навещал и, значит, не прикасался. Упомянутая Кенданс Перт в 1985 году, на Конгрессе по психонейрофармакологии, проходившем на Гаванях, отважилась публично заявить, что таким блокирующим Т4 белком может быть любовь. Она не употребила впрямую этого слова. Говорила о самом процессе блокирования рецептора Т4, показывала таблицы сданными исследования крыс и хомяков, у которых блокировали рецепторы Т4 радиоактивными нейропептидами эмоций и констатировали остановку процесса размножения вируса. Перт показывала структурные формулы каких-то нейропептидов, но в зале и так все понимали, что это «формулы любви».

Марго ничего не знает об иммунологии. Она никогда не слышала о рецепторах Т4. И, по правде сказать, толком не представляет себе, где находятся Гавайи. Она работает «на кассе» в магазине «Альди» и мечтает получить кредит на покупку автомобиля. Тогда ей не придется ездить на метро с тремя пересадками — это отнимает у нее около двух часов — в больницу на окраине Франкфурта. Марго вышла замуж за Ральфа по любви. Было ей тогда сорок восемь лет. В этом возрасте любовь в магазине «Альди» распознается, например, по тому, что мужчина долго смотрит в глаза, пока платит за упаковку пива. Ральф завоевал сердце Марго, потому что имел постоянную работу, у него всегда были чистые руки и он покупал цветы в ее магазине. Расплачивался и оставлял их ей, улыбаясь. Все подружки завидовали Марго. Однажды вечером Ральф ждал ее возле магазина… Через два года после свадьбы они отправились в путешествие в Грецию. Никогда она не была так счастлива! Годом позже Ральф поехал с друзьями на две недели в Таиланд. Она сделала тест, когда его положили в больницу с симптомами туберкулеза, и через три недели получила уведомление. Медсестра из больницы, в которой она делала тест, — дочь ее сослуживицы. Она обещала, что никому не расскажет. Даже матери. Пока что она держит слово. Будь иначе, Марго, как «положительная», потеряла бы работу.

По-видимому, у Марго мало рецепторов Т4, и она чувствует себя хорошо. Каждый день после работы ездит в больницу. Когда-то там был детский сад — чтобы избежать протестов жителей, для больницы специально подыскали опустевшее помещение далеко от города. От ближайшей станции метро до детского сада два километра. В здании разобрали стены между комнатами и сделали одну огромную палату. На тридцати койках умирает двадцать пять мужчин, четыре женщины и кто-то, чей пол до сих пор не удалось распознать. Ральф умирает дольше всех. Два месяца он в коме. Каждый день Марго откидывает одеяло и осторожно накладывает мазь с каротином и ромашкой на исхудавшие, морщинистые ноги, покрытые гнойными нарывами. Затем она меняет цветы, стоящие в банке на тумбочке, причесывает его, садится на стул возле кровати, массирует ему стопы и рассказывает, как прошел ее день.

Ральф умирает дольше всех…

1|2